«Тебя посодют, а ты не воруй». Почему приговор МОК будет «расстрельным»?


01.12.2017 Через несколько дней, 5 декабря, исполком Международного олимпийского комитета вынесет решение об участии (точнее сказать, о неучастии) сборной России в зимних Играх-2018, и у нас начнется совсем новая жизнь. К которой, впрочем, страну заранее потихоньку готовят. Перед Россией, очевидно, будет поставлено невыполнимое условие: признать наличие допинг-системы, контролируемой на государственном уровне. Невыполнимо оно хотя бы потому, что дискредитирует лично президента Путина, а это несравнимо важнее защиты чести и достоинства десятков выдающихся спортсменов. Призрачные шансы остаются только на «спецобработку» членов исполкома МОК. Из семи европейцев лишь Самаранч-младший и Сергей Бубка теоретически могут проголосовать за некий приемлемый для нас вариант. Из неевропейцев можно, предположим, рассчитывать на Китай и, возможно, Турцию (все-таки с Эрдоганом у нас контакт на высшем политическом уровне есть, а Эрдоган контролирует все сферы жизни своей страны). Вопрос на засыпку: можно ли до заседания исполкома успеть «обработать» членов МОК от таких стран, как, например, Гватемала, Сингапур, Фиджи, Аруба? Ответ: скорее всего, они находятся под таким пристальным надзором стран Запада, что просто доступа к ним нет. *** В общем, скорее всего, МОК примет решение об индивидуальном допуске к Играм обезличенных российских спортсменов – то есть без гимна и флага. Власть адресует этому решению холодное презрение, а лижущая различные части ее тела спортивная элита такую позицию, конечно, одобрит. Ну и что с того, что наших спортсменов в очередной раз ткнут «face on the table». Что это меняет? Ничего. Граждане необъятной страны, включая спортсменов и тренеров, в любом случае и в любую минуту поддержат «курс партии и правительства». Будем сражаться с врагами вместе! Авторитарная политическая система не просто влияет на социум – она его формирует. Это утверждение в самой полной мере относится и к спорту. Невидимый глазу процесс формирования начинается с семьи, продолжается в общеобразовательных и детско-юношеских школах, а заканчивается в Министерстве спорта, в ОКР, в федерациях по видам, в академиях. При этом методы, избранные системой, не подразумевают всестороннего и качественного образования – ей это просто не нужно и даже невыгодно. Поэтому вся отечественная объективность – это призывы Тягачева расстрелять бедного Родченкова. Это «Фуркад – свинья!» от Губерниева. Это реплики Исинбаевой, Журовой, Валуева, Хоркиной, Газзаева и многих других делегатов от истеблишмента, которые состязаются между собой в деле «защиты Родины». А если называть вещи своими именами – в необъективности, нежелании докопаться до истины, беспринципности, некомпетентности, хамстве, услужливости и желании плюнуть в оппонента как можно гуще. Ничего удивительного: дефицит общей и специальной (в сфере экономики и спортивного права) эрудиции наиболее остро ощущается как раз после завершения карьеры, когда спортивная элита получает распределение в органы власти, - кто в Совет Федерации, кто в Думу, кто в Минспорт. Вот тогда и проявляется некомпетентность и беспринципность, заложенные в геном, а наиболее востребованным качеством становится умение вовремя тявкнуть на врага и лизнуть руку хозяина. Безумная, лживая, абсолютно безграмотная с точки зрения правовых вопросов пропаганда не просто одобряется, а именно что направляется руководством страны. А курирует этот всеобъемлющий троллинг, манипулируя общественным мнением, главный «допингер» России, вице-премьер правительства РФ Виталий Леонтьевич Мутко. Обоснования и трактовки Макларена, Освальда и CAS в целом понятны: они толкуют факт сдачи «чистой» мочи как бесспорное свидетельство соучастия российских спортсменов в фальсификации проб. Стенания же «без вины виноватых» спортсменов на тему «я просто сдал анализ, а дальнейшее меня не касается» - разговорчики на уровне детского сада, пригодные исключительно для внутреннего пользования. Но с точки зрения пропаганды они вполне соответствуют целям и задачам подходят. Они, как говорится, находят отклик в сердцах большинства россиян. *** Между тем у МОК и ВАДА, по сути, не остается выбора. Они просто делают вывод о том, что Россия не реагирует на обвинения, и действуют соответственно – ужесточая требования. Результат очевиден: объединение против России не чиновников (это было бы еще полбеды), а коллег-олимпийцев из цивилизованных стран. В докладе Макларена описана вся схема преступления. В самых общих чертах она выглядит так. В помещениях сочинской лаборатории работали не только российские, но и западные специалисты. В одну из комнат доставлялись сотни проб, в присутствии допинг-офицеров спортсмены опечатывали свои пробы, после чего они делились на две группы – А и В. Затем баночки с мочой переносились в другую комнату, складировались и готовились к отправке в сопровождении транспортных документов. Для манипуляций в распоряжении Родченкова была только ночь, в течение которой пробирки с «грязной» мочой предстояло перебазировать в российскую лабораторию, где и провести переливания из заранее сформированного «банка чистой мочи», располагавшегося в здании ФСБ. Далее пробы упаковывались, опечатывались – и возвращались в первое помещение, откуда отправлялись в Швейцарию. О’кей, раз так, то ВАДА имеет полное юридическое право проводить расследование на основании доклада комиссии Макларена, а МОК – расследование в рамках работы комиссий Шмидта и Освальда. У российской же стороны есть право обращения в Спортивный арбитражный суд (CAS). Официальные лица имели все возможности, чтобы через обращение в CAS полностью или частично оспорить выводы Макларена. Но эта «активность» требует тонких умений, глубоких знаний и веских доказательств. Поэтому, конечно же, ничего толком не сделано, если не считать делом предоставление МОК и ВАДА «справки» Следственного комитета, которая совершенно не затрагивает суть вопроса. В принятой с подачи высшего руководства страны логике оспаривать расследования ВАДА и МОК – бесполезно. Обращаться в CAS с исками и жалобами – не интересно. Обжаловать «странные» факты выдачи терапевтических исключений – не будем. Предлагать поправки в антидопинговое законодательство – а зачем? В общем, вести борьбу в правовом поле заведомо не стоит. На вооружении остается только тот самый проверенный временем кремлевский метод – индивидуальная вербовка руководителей МОК и федераций путем подкупа. Но с его помощью разогнать «хунту» мы никак не можем, поскольку находимся в полном одиночестве. *** Цинично, но факт: все, что нужно было сделать Мутко для сокрытия преступлений, - придержать Родченкова на «коротком поводке», аккуратно его трудоустроить и спрятать на рублевских дачах, как это сделали с Нагорных, Желановой, Родионовой и Великодным. Но бывший министр спорта, а ныне действующий вице-премьер отчего-то не сориентировался во времени и пространстве: взял да и вышвырнул бывшего подельника на улицу как использованный презерватив (вполне обычная, кстати, для Мутко практика, удивляться тут особо нечему). А теперь, увы, поздно пить «Боржоми» - печень уже развалилась. Поэтому и пытаемся хотя бы понять: обвиняет Россия комиссию Макларена в подлогах или нет? Признает она возможность вскрытия пробирок? Как объясняет факты наличия чужих ДНК в анализах спортсменов? Оспаривает ли данные с жестких дисков? И почему нам ровным счетом ничего не известно о показаниях уже упоминавшихся Нагорных, Родионовой, Желановой, Великодного и других чиновников, снятых с должностей и исчезнувших в «никуда»? Конкурентам незаконно выдают терапевтические исключения? Так обжалуйте эти действия! АДК (Антидопинговый кодекс) и регламент CAS позволяет внести поправки в нормативные акты, а ведь только с помощью разумных, конструктивных поправок можно – и нужно! – менять не устраивающие российскую сторону правила выдачи терапевтических исключений. Но никто даже не попытался обжаловать факты, установленные в докладе Макларена, которые в силу наличия пункта 3.2.3. АДК являются бесспорным свидетельством против любого спортсмена. Элементарное юридическое знание… Но мы только и делаем, что третий год подряд вопим о «подозрительных терапевтических исключениях», не предпринимая никаких юридических действий. Наш уровень – «у них крышки не закрывают, а мы тут при чем?». Да нет, не при чем. Мы просто идем дружной толпой и сдаем анализы какой-то теневой лаборатории, и сотрудничаем с «банком чистой мочи», пока «водопроводчик» Блохин пробивает дырки в хранилище проб, Родченков вымогает, Нагорных крышует, спортсмены допингуют, а Мутко всем этим процессом руководит. Так что не нужно строить иллюзий. Судьба будущих исков в CAS от дисквалифицированных российских спортсменов предрешена: их оставят виновными. Ибо спортсмены, сдавая чистую мочу, прекрасно понимали, что являются соучастниками фальсификации. Они не отражали факт сдачи по системе ADAMS, хотя обязаны это делать. Их главное желание – получить многотысячные олимпийские премиальные – очень органично совпало с желанием Путина, Мутко, руководителей федераций и тренеров кричать о «грандиозной победе в Сочи». *** Обвинение опирается на правовые нормы о статусе ВАДА, регламент расследований, регламенты CAS – в этом смысле позиция наших оппонентов безупречна. Тем более что все эти документы принимались при активном участи России, и никогда прежде мы не возражали против установленных порядков. Российские же официальные лица – Министерство спорта, Олимпийский комитет, федерации по видам спорта – нигде и никогда не утверждали о том, что повреждения были нанесены во время хранения. Ничего не говорил и Следственный комитет, который представил официальное заключение. Эту чушь несли и продолжают нести в российских СМИ исключительно некомпетентные спортсмены, государственные чиновники и депутаты. Российским спортсменам, оказывается, неизвестны технические подробности тестирования, однако в CAS мы не идем. Но даже если всем дисквалифицированным миром и пойдем – у всех на руках должны быть заключение комиссии Макларена, опирающиеся на исследования экспертов по царапинам и отметинам и признание фирмы-производителя. Все остальное – лирика. *** Главные аргументы из мотивировочной части решения комиссии Освальда для массового российского потребителя – тайна. Своих граждан руководство страны держит за дураков, замалчивая самые существенные моменты, а почерпнуть фактуру можно только из западной прессы. Если же по сути – ну какие еще нужны доказательства, когда в наличии объемная переписка между «независимой» антидопинговой лабораторией, Центром подготовки сборных команд и руководством Минспорта? Когда есть царапины, свидетельствующие о вскрытии проб? Когда налицо превышение содержания соли и чужие ДНК в пробах? Когда в деле присутствуют прямые показания Родченкова и двух сотрудников его лаборатории, Соболевского и Мигачева? Всего этого для формирования строго обвинительных заключений хватает с избытком. Тот факт, что спортсмены, руководители федераций, тренеры и врачи выполняли установки государственного деятеля Мутко, не вызывает никаких сомнений. Пострадавшие спортсмены настаивают на манипуляциях в авторстве Макларена. Ну что ж, у каждого из них есть право обжаловать вердикт – оно возникает с момента предъявления обвинения, то есть тогда, когда спортсмена приглашают на «разборки» в Лозанну. Каждый имеет право присутствовать при изучении пробы «Б», что и делалось абсолютно по всем привлеченным: никто из наших спортсменов не заявлял, что в этой части его права были нарушены. Именно там, в комиссиях и CAS, и нужно доказывать свою невиновность – там, а не в российских СМИ! И затем обязательно публиковать полный текст решений. Вместо этого спортсмены и их адвокаты предпочитают участие в агитационной трескотне… *** И да, общественное мнение, само того не ведая, уже созрело: если Россию не пустят в Пхенчхан, «большие» телеканалы Олимпиаду показывать не станут. Власть за нас все давно решила, не стоит беспокоиться. И то верно – на кого там смотреть, если не на наших? Опросы населения, мнения профессионалов? Какие еще опросы, какие мнения? Сказано же вам русским языком – массовому зрителю такая Олимпиада гипотетически неинтересна, несмотря на масштабы события и его значение для мирового спорта в целом. А если мы, то есть массы, продемонстрируем свое возмущение, то власти на это возмущение искренне плевать, даже и не сомневайтесь. Хороша логика. Ну тогда давайте применять ее универсально. Например, кому в России может быть интересен чемпионат РФПЛ, если все главные роли в этом спектакле расписаны между 150 легионерами? Какой смысл любоваться финнами, шведами, американцами и прочими сербами, которые делают погоду в хоккее и баскетболе? А на закуску – вопрос без адреса: что, интересно, будут делать попрыгунья-стрекоза Исинбаева, всесторонне развитый активист шахматист Карякин, без меры инициативный футболист Газзаев и многие другие наши спортсмены из разряда «экс» – что все они будут делать, если власть вдруг поменяется? Да ничего особенного. Избавятся от старой кожи и будут ползать в новой.

Публикации